Огневое дерево

0
1621

Огонь, принесший титану Прометею жестокое испытание, а человечеству обеспечивший жизнь и процветание, добывать теперь весьма просто. Правда, эта простота далась нелегко.

Предшественники современных спичек, так называемые фосфорные спички, были изобретены в 1831 году 19-летним французом Шарлем Сориа и через 5 лет попали в Россию, но стоили они для этого времени фантастически дорого: копейка за штуку. 29 ноября 1848 года спички были упомянуты в русском законодательстве: «при случившихся в текущем году пожарах… поджигатели весьма часто совершали преступления посредством спичек». Николай I приказал, чтобы впредь спичечные фабрики «допускаемы были в одних столицах, а отпускаемые из фабрик для продажи спички были заделываемы по тысяче штук в жестяные коробочки с приклеенными к сим последним бандеролями, которые должны быть выдаваемы от городских дум, с взысканием за всякий бандероль по рублю серебром».

Столь отеческая забота о процветании новой отрасли вскоре привела к тому, что в России осталась лишь одна спичечная фабрика, а недостаток спичек стали возмещать всякими кустарными заменителями вроде серянок — лучин, покрытых серой. Только через 21 год Александр II издал новый указ, разрешивший «повсеместно, как в империи, так и в царстве Польском, производить выделку фосфорных спичек и продажу их без особых ограничений».

Осина (Aspen)

© Tauno Erik

К 1882 году, то есть всего за 13 лет, количество спичечных фабрик в стране выросло до рекордного числа — 263, но и сотни маленьких фабрик далеко не обеспечивали спичками «лапотную Россию».

Ну, а каково у нас теперь со спичками, каждому известно. Больше всего в мире советских спичек. В 1953 году каждый житель Советского Союза мог израсходовать 42 спичечные коробки, в 1964 году — уже 68, и какими только спичками не обзаводились люди!

Старейшая Балабановская спичечная фабрика, комбинаты «Гигант», «Маяк» и десятки других выпускают не только обычные, но и так называемые «всюду зажигающиеся спички», которые воспламеняются при трении о любую шероховатую поверхность, влагоупорные, газовые, охотничьи, штормовые, горящие на ветру. Есть спички с высокой температурой горения, позволяющей сваривать телефонный кабель, есть тлеющие спички, не дающие открытого огня,— для поджигания запалов взрывчатки, сувенирные спички с ярко-красной соломкой (так называют специалисты спичечные палочки) и золотистой головкой, спички, дающие розовое, красное, синее, зеленое пламя.

Один лишь спичечный автомат изготовляет 1,5 миллиона спичек в час. Миллиарды спичек, миллионы коробок их сходят с конвейеров, и все только из одной породы дерева.

Еще на первых спичечных фабриках были испробованы для изготовления соломки десятки древесных пород, а теперь уж и не найти такого дерева, которое не было бы исследовано спичечниками. Однако с давних пор установилось у всех единодушное мнение, что нет лучшего дерева для спичек, чем осина. Это подтвердят и ученые единственного в нашей стране научно-исследовательского института спичечной промышленности.

Осина (Aspen)

© Hugo.arg

В Балабаново Калужской области можно не только услышать самые лестные отзывы об осине, но и увидеть ее чудесные превращения. Первая встреча произойдет еще на станции, где высокие штабеля бревен ожидают своей очереди.

На экспериментальной спичечной фабрике института машины на ваших глазах сначала снимут кору с осины, затем раскроят бревна на полутораметровые чурбаны и уложат их на главный «хирургический стол». Крепко зажатые чурбаны неторопливо вращаются на специальном станке, а громадные острейшие ножи осторожно снимают тонкими полосками слой за слоем. Этот процесс назвали лущением шпона. Далее шпон рубят на спичечную соломку, тут же подхватываемую струей воздуха и уносимую в баню. В бане соломку пропитывают синтетическими веществами, после пропитки подсушивают и для устранения заусениц отправляют к шлифующему автомату. Затем осиновая соломка проходит сортировку, и лишь после этого еще один автомат водружает на нее нарядную коричневую головку.

К тоненькой палочке с серной головкой предъявляются строгие требования: она не должна содержать смолистых веществ и поверхность ее после обработки должна быть идеально чистой, ей надлежит легко воспламеняться, гореть ровным, спокойным, некоптящим пламенем; непременным условием считается и ее способность легко пропитываться.

Всем этим правилам из множества пород дерева соответствует одна лишь осина, хотя и требует весьма деликатного обращения. Например, рубить ее для спичечного дела можно лишь зимой, когда в ней меньше всего содержится  влаги. Не выносит осина и продолжительного хранения, пересыхает. Около 2-х лет ее кряжи в состоянии ждать своей очереди, но позже они непригодны для спичечного производства.

Осина произрастает в нашей стране на площади, превышающей половину территории Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии. Издавна завидуют спичечные короли нашим осиновым богатствам. По 35 рублей золотом приходилось немецким и английским фабрикам платить нашей стране за каждый кубометр осины. Позже занялись они разведением осины на специальных плантациях. Одна английская спичечная компания «Бримай», закупив после второй мировой войны в СССР сеянцы, заняла под осину около 4000 гектаров.

Осина (Aspen)

У нас только березе уступает осина по занимаемой площади среди лиственных пород. Стройные ее стволы с зеленовато-серой корой вверху и пепельно-серой внизу можно видеть рядом с елью и сосной, березой и дубом, липой и кленом. Часто встречаются и чистые осиновые леса. Где только не растет у нас осина! Разве что суровую тундру и засушливые степи не жалует она, в остальных же краях селится весьма охотно.

В конце апреля, еще до появления первых листьев она уже цветет. Как и у тополя (осина и тополь принадлежат к одному ботаническому роду), кроны одних деревьев покрыты пушистыми сережками (мужские особи), у других они увешаны зелеными сережками женских цветков. Через полтора-два месяца после опыления женские деревья уже рассеивают несчетное множество семян. Семя их настолько мало, что едва заметно простым глазом, но зато хорошо приспособлено для дальних воздушных путешествий: у каждого свой пушок-парашютик.

Семена осины наделены редким свойством — быстро обживаться на новом месте. Уже через 12 часов после старта они при соответствующих условиях способны прорастать. Правда, семена осины весьма быстро теряют всхожесть и редко сохраняют ее до 6 месяцев. Молодые растеньица осины слабые, и при недостатке влаги или сильном солнцепеке много их гибнет. Выжившим при первых испытаниях природа устраивает еще немало суровых экзаменов на выносливость: корой молодых деревьев осины интересуются лесные грызуны, нежные ее ветви часто ломает порывистый ветер, настойчиво гнет к земле и калечит скапливающийся на них мокрый снег. Свежими ранами на теле осины незамедлительно воспользуется самый главный ее враг — гриб-паразит. Обосновавшись в осине, гриб разрушает ее белую плоть — древесину. В 60— 80 лет осина, ослабленная деятельностью непрошенного иждивенца, гибнет от буреломов, тогда как деревья, избежавшие заражения грибом, живут до 200 лет.

Осина (Aspen)

© Willow

Обычно здоровыми бывают деревья осины семенного происхождения, хотя сыскать их среди обширных осинников задача нелегкая. Дело в том, что, мало полагаясь на свои семена, осина приноровилась размножаться корневой порослью. Только где-нибудь на заброшенной пашне или влажном голом откосе ее семена могут дать дружные, жизнеспособные всходы. В лесу же из-за толстой и рыхлой подстилки из листьев им очень редко удается прорасти.

Обследуя осинник, вы тут и там встретите молодые невысокие растеньица с прямыми и тонкими стебельками. Это и есть то порослевое, или вегетативное, потомство, которому обязаны своим существованием почти все осинники. Копните несколько раз вокруг такого лилипута, и вы увидите, что он сидит на не толстом горизонтальном корне, а если вы не поленитесь еще поработать лопатой, то убедитесь, что корень берет начало от взрослого дерева. На расстоянии до 50 метров подчас расположены по корням-канатам порослевые осинки от материнских стволов. На одном корне может обосноваться до двух десятков таких растеньиц-отпрысков. Не меньше бывает у взрослой осины и корней. Значит, не зря считают ее лесоводы злостным лесным сорняком. Стоит только срубить дубовый, к примеру, лес, и уже возобновиться здесь дубу без помощи человека вряд ли удастся. Осина быстро захватывает всю освободившуюся площадь, угнетая всходы дуба, недавнего своего покровителя. И восстанавливать здесь права дуба, скажем, рубкой осиновой поросли, густо занявшей всю лесосеку, что дуть против ветра. Ничего из этого не выйдет. Взамен срубленной порослевины возникнут десятки, а то и сотни новых порослевин.

Выжить осину из насаждения можно лишь частыми повторными рубками, которые дадут возможность окрепнуть сеянцам или поросли главной породы, или кольцеванием старых осин до их рубки. Теперь союзником лесовода стала химия.

Но лесоводы так беспощадны лишь к малоценным, пораженным гнилью осинникам. Для здоровых осинников они не жалеют труда. Советские ученые-лесоводы под руководством академика А. С. Яблокова многие годы с успехом занимаются гибридизацией устойчивой против гнили осины. Выявленные несколько форм исполинских осин достигают 50 метров высоты и имеют почти метровой толщины ствол. Эти быстрорастущие гиганты, вовсе не повреждающиеся извечным врагом осины — гнилью, являются гордостью и надеждой лесоводов.

Осина (Aspen)

© Willow

Кроме гигантов, растут в наших лесах красивые декоративные формы осины с ниспадающими, плакучими ветвями или стройными пирамидальными кронами. Оригинальную осину вывел член-корреспондент Академии наук УССР Ф. JI. Щепотьев, назвав ее в честь выдающегося советского лесовода осиной Сукачева.

Осинники своей постоянной прохладой создают благоприятные условия для радующих сердце грибника подосиновиков. С весны до конца лета переливается на ветру зеленовато-белая листва осины, а кончается лето, и раскрашивается она почти всеми цветами радуги: карминные, суриковые, лимонно-желтые листья с различными оттенками придают удивительную живописность деревьям.

Впрочем, листьям осина обязана и дурной славой, сопутствующей ей, пожалуй, с незапамятных времен. Листья ее постоянно трепещут и шелестят, вызывая чувство необъяснимой тревоги у проходящего по осиннику путника. Многие народы дали ей нелестные прозвища. Еще в давние времена на Украине звали осину заклятым деревом. Белорусы окрестили осину шептун-деревом, поляки — трепетой. А у немцев и на Руси считали, что на осине повесился Иуда Искариот, и оно с отвращением пытается стряхнуть память о предателе, сотрясая листья. Так и прилепилось к ней имя «иудино дерево».

Между тем все объясняется очень просто. Черешки осиновых листьев в верхней части сплюснуты, отчего они при малейшем перемещении воздуха приходят в движение, дрожат. Эта особенность осины нашла отражение в ее названии: ботаники зовут это дерево тополем дрожащим.

Осина (Aspen)

Впрочем, крестьяне в быту никогда не гнушались «иудиным деревом», употребляя осиновые прутья для плетения корзин, а щепу (кровельный гонт) для крыш. Даже лечились «проклятой» осиной. Теперь ее древесина используется в бумажном производстве как примесь к еловой древесине и для получения целлюлозы — исходного сырья для искусственного шелка. Но самое важное дело осины — огневое.

Ссылки на материалы:

  • С. И. Ивченко – Книга о деревьях

Напишите свой комментарий

Внимание! В комментариях к материалам запрещена публикация ссылок или контактной информации. Для этого воспользуйтесь форумом или личными сообщениями. Спасибо!